Уставщик (ustavschik) wrote in ustav,

Литургические языки в Slavia Orthodoxa (часть 1)

Участники сообщества приглашаются к обсуждению статьи участников «Церковного устава» ludenhoff и ustavschik, которая сейчас готовится к публикации в «Славянском альманахе». Замечания, исправления и добавления приветствуются.

Литургические языки в Slavia Orthodoxa
Христианство, являющееся сегодня религией почти трети жителей Земли, зародилось около двух тысячелетий назад в ближневосточной провинции Римской Империи, Палестине, чьи жители говорили преимущественно на арамейском языке. Судя по реконструкции первоначального облика евангельских текстов, и сам Основатель новой религии общался на галилейском диалекте этого же языка.
Однако ученики Иисуса из Назарета, отправившиеся с проповедью нового учения по просторам Римской Империи, шли к народам, среди которых в ходу были их собственные языки, а также латинский, официальный язык Империи, и «язык межнационального общения» той эпохи — греческий.
На греческом распространялись по Империи тексты, позже объединенные в Новый Завет, греческий же мог быть родным и по крайней мере для части первых Апостолов. Однако практически сразу в христианских общинах, возникавших по всему Древнему миру, в качестве богослужебных стали использоваться те языки, которые были распространены в конкретных местностях.
Так, священник Леонид Лутковский высказывает предположение, что Пролог Евангелия от Иоанна (1:1-18) был написан не на греческом языке, а на арамейском, родном языке апостола, и первоначально был богослужебным гимном малоазийских Церквей [1].
Сохранились свидетельства о существовании уже во II – III веках богослужебных текстов на сирийском языке [2], в III веке о существовании богослужебных текстов на латинском языке пишет Тертуллиан [3], от IV века до нас дошли свидетельства о переводе богослужебных текстов на коптский [4], готский [5] и абиссинский [6] языки, от V века — о создании оригинальных богослужебных текстов на армянском языке [7]. Хотя Ш. Гугишвили и датирует наиболее ранние грузинские переводы богослужебных книг V веком [8], велика вероятность, что первые переводы богослужебных книг с греческого начались уже при св. Царе Бакуре (†364), сыне равноапостольных просветителей Мириана и Наны [9].
IV и V века дали Христовой Церкви имена великих гимнографов, творивших на национальных языках — св. Ефрема Сирина, св. Амвросия Медиоланского, св. Моисея Хоренского.
Появление богослужебных текстов на славянском языке связано с деятельностью просветителей славянских народов — святых равноапостольных Кирилла, Мефодия и (опосредованно) Фотия Великого. Святому Кириллу атрибутируется, возможно, самое раннее из дошедших до нас оригинальных богослужебных последований на славянском языке — служба на обретение честных мощей свщмч. Климента I, Папы Римского [10]. М. Ф. Мурьянов также отмечает, что свв. Кирилл и Мефодий перевели на славянский текст мессы в честь св. Климента, что дает интересный пример изначального сосуществования в рамках славянской богослужебной традиции и византийского, и латинского обрядов [11]. Дело перевода богослужебных книг и создания оригинальных богослужебных текстов уже на диалекте южных славян продолжили их ученики — равноапостольные Климент, Наум, Горазд, Савва и Ангеляр. Так, св. Климент Охридский создал службы свщмч. Аполлинарию Равеннийскому, свщмч. Стефану I, Папе Римскому, своему учителю равноап. Мефодию, св. Наум — оригинальный канон Апостолу Андрею Первозванному [12].
Таким образом был заложен фундамент для формирования гимнографической традиции, воспринятой со временем и Русью [13].
Со времен славянских просветителей, осудивших и отвергших «трехъязычную» ересь, богослужение в славянских странах, оставшихся «в орбите» Православной Церкви, совершалось на славянском языке, и славянский язык является богослужебным для восточноевропейских Поместных Церквей уже более одиннадцати столетий. Даже в тех странах, где возобладала Римско-Католическая Церковь и, соответственно, латинский обряд (Польша, Чехия, Хорватия), славянский язык далеко не сразу утратил свои позиции [14], а в Хорватии в общинах так называемых глаголитов [15] оставался в употреблении вплоть до 60-х годов XX столетия.
Богослужебные книги славянских Поместных Церквей в разное время испытывали на себе влияние самых различных факторов. Это и внесение в книги особенностей того или иного национального языка, и книжные исправления, инициированные как светской, так и церковной властью, и проекты отдельных энтузиастов, ревновавших об исправлении богослужебных книг. Можно упомянуть грецизирующий перевод Чудовского Нового Завета, выполненный, по преданию, св. Алексием Московским, реформу св. Киприана, приведшей к замене в Русской Церкви студийского устава иерусалимским в варианте св. Афанасия Высоцкого Старшего, исправление Псалтири, предпринятое св. Максимом Греком по инициативе Великого Князя Василия III, исправление Потребника, выполненное св. Дионисием Радонежским.
Естественно, что язык богослужебных книг также претерпевал изменения. Хотя и принято говорить о хранении кирилло-мефодиевского наследия в богослужении, необходимо понимать, что абсолютная фиксация языковых оборотов, синтаксиса, лексики языка не только невозможна, но и в известном смысле вредна, ибо консервирует не только гениальные находки переводчиков или оригинальных авторов (как, например, известный перевод греческого словосочетания «Φώς ιλαρόν αγίας δόξης» как «Свете Тихий святыя славы»), так и ошибки разной степени тяжести. Можно напомнить о вызывающем и по сей день серьезные трудности в понимании тексте 3-го воскресного экзапостилария, в котором греческая конструкция «Ότι Χριστός εγήγερται, μή τις διαπιστείτω» калькирована в виде «Яко Христос воскресе, никтоже да не верует», а подобный церковнославянский оборот может восприниматься носителями русского языка как призыв не веровать Воскресению Христову, что, конечно, является вопиющим нарушением самых основ нашей веры (см. 1 Кор. 15:14).
Таким образом, современный богослужебный язык той или иной Поместной Церкви необходимо рассматривать с учетом как процесса его становления и испытанных им изменений, так и с учетом реалий тех стран, в которых находится паства этих Церквей.
На сегодняшний день славяноязычные страны представляют собой каноническую территорию пяти автокефальных Церквей [16] — в порядке диптиха это Русская, Сербская, Болгарская, Польская и Чешских Земель и Словакии. В составе Русской Православной Церкви существуют две автономные Церкви (Японская и Китайская), пять самоуправляемых Церквей (Украинская, Эстонская, Латвийская, Молдавская и Русская Православная Церковь Заграницей) и Белорусская Православная Церковь в статусе Экзархата. Кроме того, один из Экзархатов Константинопольской Православной Церкви (Архиепископия Православных Русских Церквей в Западной Европе), исторически связанный с Русской Церковью, и ряд приходов Православной Церкви в Америке (также некогда бывшей частью Русской Церкви) используют славянский язык в богослужении. Поэтому будет кратко описана ситуацию и в этих епархиях.
Первая по диптиху, и самая многочисленная славянская Православная Церковь сегодня — Русская. Абсолютное большинство ее приходов используют в богослужении книги, вышедшие в Синодальных типографиях в течение XVIII – XIX веков (и их более поздние переиздания), которые явились результатом книжной справы, начатой в 1654 году при Святейшем Патриархе Никоне и завершенной изданием в 1751 году так называемой «Елизаветинской» церковнославянской Библии [17]. Поскольку язык этих книг серьезно отличается (в силу книжной справы) от языка, зафиксированного в изданиях Московского Печатного Двора сер. XVI – нач. XVII веков (и, тем более, от языка позднерукописных богослужебных книг XIV – XV веков), а язык Месячных Миней редактировался и позже окончания справы [18], то для языка этого корпуса богослужебных книг чешский палеославист В. Ф. Мареш предложил обозначение «новоцерковнославянский язык» [19]. Именно к группе новоцерковнославянских текстов можно отнести службы и акафисты, одобренные в последние два десятилетия к употреблению в Московском Патриархате [20].
В течение XIX – начала XX веков предпринимались попытки отредактировать новоцерковнославянские богослужебные тексты (в частности, в рамках работы специальной комиссии, возглавлявшейся архиепископом Финляндским Сергием (Страгородским), будущим Патриархом Всероссийским), однако из-за наступивших гонений тексты, прошедшие редактуру, так и остались практически неупотребляемыми в богослужебной практике [21].
Третьей формой богослужебного славянского языка, употребляемой на приходах Русской Православной Церкви, является так называемая «старая» или дореформенная редакция церковнославянского. Эта форма языка закреплена в книгах, изданных московским Печатным Двором при первых пяти Всероссийских Патриархах и употребляемых ныне в единоверческих приходах Русской Православной Церкви. В настоящее время Патриаршим центром древнерусской богослужебной традиции (г. Москва) предпринимаются усилия по созданию современной редакции дониконовских богослужебных текстов (в частности, справа текстов ектений), однако эта работа еще очень далека от завершения, и единоверцы используют в своей повседневной практике либо дониконовские книги, либо их репринты (как синодальных единоверческих типографий, так и современных старообрядческих издательств).
Этими тремя группами (староцерковнославянский, новоцерковнославянский и редактированный новоцерковнославянский) практически исчерпывается употребление в богослужебной практике редакций славянского языка. При этом в лоне РПЦ МП существуют приходы, чей литургический язык отличен от славянского.
Прежде всего, необходимо выделить в отдельную группу те приходы (довольно немногочисленные), в которых предпринимаются попытки ввести в богослужебное употребление русский язык. Принципиально вопрос допустимости русского языка в богослужении был решен Отделом о богослужении, проповедничестве и храме Поместного Собора Российской Церкви 1917/18 годов положительно: «Заявление какого-либо прихода о желании слушать богослужение на общерусском или малороссийском языках в меру возможности подлежит удовлетворению по одобрении перевода церковной властью» [22]. Из русскоязычных текстов, получивших одобрение Священноначалия Русской Православной Церкви хотя бы на епархиальном уровне, можно отметить переводы иеромонаха Феофана (Адаменко; †1937), архиепископа Ионафана (Елецких), Е. Н. и И. Н. Бируковых. Из «экспериментальных» — перевод, осуществленный под редакцией свящ. Георгия Кочеткова в Свято-Филаретовском православно-христианском институте.
В следующую группу приходов следует выделить так называемые «этнические» приходы (чувашские, мордовские, марийские, кряшенские, якутские и др.), богослужение в которых полностью или частично совершается на национальных языках. В абсолютном большинстве это переводы, выполненные русскими миссионерами Синодального периода, ныне лишь переизданные. Как правило, при невозможности по тем или иным причинам совершать само богослужение целиком на национальном языке (например, на якутском из-за неполноты перевода богослужебных книг), на соответствующем языке служится Божественная Литургия или дублируется чтение на ней Священного Писания.
Наконец, особняком стоят те приходы под омофором Патриарха Московского, которые расположены в странах с преобладающим неславянским населением — в Западной Европе, Северной и Южной Америке, Австралии.
В этих общинах, где этнические славяне (как правило, эмигранты той или иной волны или их потомки) далеко не всегда составляют численное большинство, а разговорным языком членов прихода зачастую является язык страны пребывания (французский, английский, немецкий и т.д.), стремление слышать богослужение на разговорном языке становится гораздо более естественным и чаще реализуемым на практике. Если в самой России вопрос перехода в богослужении на русский язык является резко дискуссионным и до сих пор не получившим однозначного разрешения со стороны церковных властей [23], то в диаспоре переход на национальные языки проходит более спокойно. Подобные богослужебные книги (одобренные епархиальными Преосвященными к употреблению на приходах) существуют в Корсунской (французский), Сурожской (английский), Берлинской (немецкий) епархиях, Патриарших приходах в США (английский).
Интересной представляется практика многонационального прихода храма во имя Всех Святых в Лиссабоне. По словам его настоятеля, игумена Арсения (Соколова), на Божественной Литургии Апостол читается на трех языках (русском по Синодальному переводу, португальском и молдавском), Евангелие — на двух (русском и португальском), Евхаристический канон читается на церковнославянском или португальском, Молитва Господня читается всеми присутствующими по-славянски, затем один представитель каждой национальности читает ее вслух на своем языке (что дает чтение на португальском, молдавском, грузинском, белорусском, украинском, эфиопском и сербском языках). «Мир всем» после молитвы Господней говорится на грузинском, заамвонная молитва читается по-украински [24].
По этому же пути перевода богослужения изначально пошли миссионеры, создававшие нынешние Японскую и Китайскую Автономные Православные Церкви. Переводы на японский язык, выполненные равноап. Николаем (Касаткиным), и на китайский язык, выполненные свят. Гурием (Карповым) [25], еще в XIX веке получившие одобрение Святейшего Правительствующего Синода, и по сей день являются основными богослужебными текстами этих Поместных Церквей.
Особая ситуация сложилась в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Сложность в языковой вопрос вносит то, что раскольнические юрисдикции (УПЦ КП и УАПЦ) на Украине демонстративно используют «державну мову» как знак собственной приверженности «самостійності й незалежності» Украины. Иными словами, для раскольников украинский язык стал своеобразной «визитной карточкой», противопоставляемый «москальскому» церковнославянскому языку. При этом Украинская Греко-Католическая Церковь не накладывает принципиальных ограничений на язык богослужения, и в ее лоне есть как украино-, так и славяноязычные общины.
С учетом указанных обстоятельств Блаженнейший митрополит Владимир благословил переход на украинский язык в случае, если 2/3 прихода проголосует за это [26]. При этом исследователи отмечают [27], что основная проблема, сдерживающая переход канонической Церкви на государственный язык в богослужении — отсутствие качественных переводов самих богослужебных книг. И если переводы Священного Писания на украинский язык выполнялись еще с середины XIX века, то к середине 2007 года переводов богослужебных книг еще практически не было. Едва ли не единственным исключением является перевод текстов Литургий святт. Иоанна Златоуста и Василия Великого, выполненный архиепископом Тульчинским и Брацлавским Ионафаном (Елецких) [28]. Они прошли апробацию в Одесской Духовной семинарии, а в Херсонской и Тульчинской епархиях используются в некоторых приходах. Что же касается качества переводов, осуществленных «филаретовцами», диакон Андрей Глущенко приводит пример, который был бы курьезным, если бы не затрагивал православной догматики: «В песни "Единородный Сыне" обращенная ко Христу фраза "Един Сый Святыя Троицы" (т. е. "Тот, Кто есть Один из Святой Троицы"), подчеркивающая со всей ясностью, что Личность Иисуса Христа есть, собственно, Вторая Ипостась Святой Троицы — Личность Бога-Слова, в украинском переводе "Киевского Патриархата" выглядит следующим образом: "Ти єдиний у Святій Тройці". Подобный безграмотный перевод допускает лишь то толкование, что Сын Божий есть единственная Личность Святой Троицы. Таким образом, ортодоксальная формулировка VI века в данном украинском переводе превратилась в откровенное савеллианство» [29].
В результате лишь небольшое число приходов УПЦ МП перешли на украинский язык [30], но в этих приходах (по сообщению участников Интернет-сообщества «Церковный устав во всей его полноте» [31]) используют либо переводы митрополита Илариона (Огиенко), на которые также есть нарекания, либо на свой страх и риск правят «филаретовские» тексты. Возможно, новый перевод с греческого языка корпуса богослужебных книг на украинский — дело ближайшего будущего. Официально одобренных на уровне священноначалия всей Украинской Церкви богослужебных текстов на украинском языке нет.
Отметим, что новонаписанные богослужебные тексты на Украине создаются практически исключительно на церковнославянском языке. Авторам известно лишь несколько исключений: так, молитва в честь Нанковской иконы Божией Матери написана на украинском языке, а один из акафистов преп. Амфилохию Почаевскому — на сильно русифицированном церковнославянском.
Локальной особенностью Черновицко-Буковинской епархии УПЦ МП является наличие приходов, служащих (с благословения митрополита Онуфрия) на румынском языке. Эта же особенность характерна и для ряда приходов Православной Церкви Молдовы, где наряду с церковнославянским языком используются румыноязычные богослужебные книги, выпущенные Румынской Православной Церковью. В частности, службы новопрославленным святым, почитаемым равно и в Русской, и в Румынской Церквях (свят. Петру Могиле, преп. Антипе Калаподештскому) служатся исключительно на румынском языке, их переводов на церковнославянский язык нет до сих пор.
В Белорусской Православной Церкви по благословению Экзарха митрополита Филарета переводами на белорусский язык занимается братство святых Виленских мучеников при Петропавловском соборе г. Минска. Выпущен перевод Божественной Литургии свят. Иоанна Златоуста [32], подготовлены переводы утренних и вечерних молитв, последования ко Святому Причащению, благодарственных молитв после Причащения, великой вечерни, молитв перед исповедью, последований обручения и венчания. Из книг Священного Писания переведено Евангелие (причем особо издано служебное Евангелие) и Деяния апостолов, ведется работа над переводом соборных посланий, а в перспективе — православная редакция перевода на белорусский язык всего Священного Писания.
В Минске и Витебске, а также в белорусских общинах Польши (в юрисдикции Польской Православной Церкви) регулярно проходят службы на белорусском языке, в частности, молебен за белорусский народ с акафистом Виленским мученикам. Можно отметить, что отношение к богослужению на белорусском литературном языке в Белоруссии принципиально иное, нежели в России. Несомненно, этому способствует то обстоятельство, что белорусский литературный язык, минимально дистанцируясь от диалектов, весьма далек (в противоположность русскому литературному языку) от церковнославянского языка, который оказывается малопонятен большинству белорусов [33].
Однако стóит отметить тот факт, что богослужебные тексты, составляемые в честь новопрославленных белорусских святых и вносимых в календарь икон Божией Матери, пишутся исключительно на церковнославянском языке [34].
Официально богослужебным языком Русской Православной Церкви Заграницей является церковнославянский, однако реально в приходской практике общин РПЦЗ используются языки стран пребывания (английский, французский, нидерландский, испанский), есть переводы богослужебных текстов на эти языки [35], а действующий Первоиерарх РПЦЗ митрополит Иларион (Капрал) сразу после своего избрания на митрополичий престол заявил в интервью, что «если что-то менять (в Церкви — авт.), так вот, например, я думаю, назрела необходимость в переводе молитв со старославянского на русский язык. Ведь многие не понимают старый язык, а следовательно, не понимают ни смысла, ни таинства обращения к Богу» [36]. Языки богослужебного творчества — церковнославянский, а также английский и французский. На церковнославянском публикуются официальные богослужебные издания, выпускаемые в типографии преп. Иова Почаевского, расположенной в Свято-Троицком монастыре [37] (Джорданвилль, Нью-Йорк, США). Неславянские языки представлены, в основном, в трудах отдельных энтузиастов, из числа которых необходимо отметить чтеца Исаака Ламбертсена (Англия) и профессора Клода Лопеза (Швейцария, пишет на французском языке). Перу чтеца Исаака принадлежат десятки служб, в основном, в честь древних святых Западного Патриархата [38], проф. Лопез создает гимны как в честь древних, так и новых святых [39] (в том числе тем, в честь кого уже есть славянские гимны).

Примечания:
[1] См. предисловие переводчика и комментарии к публикации выполненного о. Леонидом перевода Евангелий: Литературная учеба, №№ 1, 4'1990.
[2] Гимны в составе апокрифических «Деяний Иуды Фомы апостола», см. Е. Н. Мещерская. Апокрифические деяния апостолов. М.: «Присцельс», 1997.
[3] Против Маркиона, 3, 22.
[4] Б. А. Тураев. К истории греческого периода в верхнеегипетском богослужении. // Византийский временник. СПб., 1900. Т. 7.
[5] В созданном арианином епископом Ульфилой готском переводе Библии уже присутствовала таблица чтений, распределенных по дням года, что свидетельствует о богослужебном употреблении этого перевода. См. Project Wulfila, University of Antwerp, Belgium, 2004.
[6] Литургия эфиопского текста «Апостольских постановлений». // Собрание древних литургий. / Сост. Е. И. Ловягин, Н. И. Глориантов, И. Е. Троицкий. М.: «Даръ», 2007.
[7] А. А. Ткаченко. Армянская гимнография. В ст. «Гимнография» // Православная Энциклопедия, т. XI, с. 510.
[8] Ш. Гугишвили. Богослужение Грузинской Православной Церкви. В ст. «Грузинская Православная Церковь» // Православная Энциклопедия, т. XIII, с. 234.
[9] См. К. Е. Скурат. История Православных Поместных Церквей. М.: Русские огни, 1994. Глава I, «Грузинская Православная Церковь».
[10] М. Ф. Мурьянов. Страницы гимнографии Киевской Руси. // Традиции древнейшей славянской письменности и языковая культура восточных славян. М., 1991.
[11] Текст мессы в честь св. Климента, взятый из древних хорватских глаголических миссалов, опубликован иеромонахом Венедиктом (Шнайдером), настоятелем прихода в г. Гёттинген (ФРГ), на Интернет-страничке «Liturgia Romana in Ecclesia Orthodoxa». К сожалению, вопрос о соотношении этого текста и первоначального кирилло-мефодиевского перевода остается неисследованным.
[12] Подробно гимнографическое наследие «святых седмочисленников» описано в Православной Энциклопедии (т. XI, статья «Гимнография»; там же на сс. 495 – 496 приведен полный список их творений, предназначенных как для Минеи, так и для Октоиха).
[13] Служба свщмч. Клименту, созданная равноап. Кириллом, дошла до нас в составе русской Праздничной Минеи — РГАДА, ф. 381, ед. хр. 98, лл. 65 – 67об.
[14] Папа Климент IV (1265 – 1268) особым постановлением разрешил в славянских странах отправлять богослужение по латинскому обряду с использованием славянского языка. Опираясь на этот индульт, император Карл IV основал в Праге Эммаусский монастырь в честь святых Кирилла и Мефодия, Войтеха и Прокопия Сазавского (а позднее — и св. Иеронима Стридонского). Обитель была учреждена для того, чтобы в ней все богослужение было совершаемо только на славянском языке, а ее первыми насельниками стали бенедиктинские монахи-глаголиты из Далмации.
[15] Подробнее о глаголитском богослужении можно посмотреть в статье д-ра Крешимира Веселича «Еще одна разрушенная традиция».
[16] В данной статье рассматриваются лишь ситуация в канонических Православных Церквях. Таким образом, за рамками рассмотрения остается богослужебный язык у русских старообрядцев и болгарских старостильников, в Киевском Патриархате и в Македонской Православной Церкви и во многих других юрисдикциях, соотносящих себя с восточным христианством. Подобный подход не только облегчает задачу в количественном отношении (неканонических деноминаций существенно больше, нежели канонических), но и делает предмет исследования более однородным, поскольку правым расколам свойствен, как правило, подчеркнутый консерватизм, а левым — нередко модернизм, канонические же юрисдикции имеют возможность принимать более взвешенные решения насущных проблем, в частности, проблемы богослужебного языка.
[17] Язык Елизаветинской Библии сильно грецизирован по сравнению с первопечатными русскими богослужебными книгами (в т.ч. с Острожской Библией), что отразилось не столько на лексике, сколько на его синтаксисе.
[18] Последняя на сегодня редактура минейных служб была предпринята во 2-й пол. XX века в ходе подготовки к печати так называемых «Зеленых» Миней — 24-томного собрания богослужебных текстов месяцесловного цикла, выпущенных издательством Московской Патриархии в 1978 – 1989 гг.
[19] Н. И. Толстой. Предисловие к первому изданию // А. А. Плетнева, А. Г. Кравецкий. Церковнославянский язык. Учебное издание для общеобразовательных учебных заведений, духовных училищ, гимназий, воскресных школ и самообразования. — М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2005. С. 4.
[20] Бóльшая часть этих текстов опубликована в составе Минеи Дополнительной (вып. 1 — М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2005).
[21] Однако существует свидетельство свящ. Даниила Сысоева, что почивший Патриарх Алексий II читал Великий покаянный канон в редакции патр. Сергия.
[22] Доклад Священному Собору Православной Российской Церкви «О церковно-богослужебном языке», §5 // ГАРФ, ф. 3431, д. 296, л. 1. Цит. по: Богослужебный язык Русской Церкви. История. Попытки реформации. М.: Издание Сретенского монастыря, 1999. С. 139.
[23] Публикации на данную тематику весьма многочисленны и, к сожалению, чаще всего представляют собой не столько попытки беспристрастно разобраться в данном непростом вопросе, сколько очередной виток ожесточеннейшей и весьма небесстрастной полемики.
[24] Сообщение в сообществе «Церковный устав во всей его полноте».
[25] Подробнее о переводческой деятельности св. Гурия см. в статье: диак. Максим Плякин. Просветитель Поднебесной Империи. // Электронная публикация на сайте «Православие в Китае».
[26] Авторы благодарят за эту информацию диакона Андрея Глущенко (г. Ирпень Киевской обл.).
[27] Прот. Андрей Клюшев, диак. Андрей Глущенко. Проблемы богослужебного языка в Украине. Доклад на конференции «Славянский мир: общность и многообразие» (Коломна, 22 – 24 мая 2007 г.).
[28] Іонафан (Єлєцкіх), архієпископ Херсонський і Таврійський. Божественна Літургія Святителів Іоанна Златоуста та Василія Великого українською мовою. Тлумачний путівник Божественною Літургією з коротким історико-богословським коментарем. Молитви до Святого Причастя, євхаристологічні статті. Україна, Херсон, 2006 р. 215 ст.
[29] Прот. Андрей Клюшев, диак. Андрей Глущенко. Проблемы богослужебного языка в Украине. Доклад на конференции «Славянский мир: общность и многообразие» (Коломна, 22 – 24 мая 2007 г.).
[30] К сожалению, авторы затрудняются дать точную количественную оценку численности этих приходов.
[31] http://community.livejournal.com/ustav/191174.html
[32] Бажэственная Літургія свц. Іаана Златавуснага. Свята-Петра-Паўлаўскі сабор, Беларускае Праваслаўнае Брацтва Святых Віленскіх Мучанікаў. Мінск, 2001.
[33] Людоговский Ф. Б. Церковнославянский и национальные литературные языки в славянских православных церквях в конце ХХ – начале XXI вв. // Литературные языки в контексте культуры славян. М.: Ин-т славяноведения РАН, 2008.
[34] Это службы в честь Крупецкой иконы Божией Матери (1998), святым новомученикам Белой Руси (1999), службы с акафистами святому праведному Иоанну Кормянскому (1998), святителю Кириллу Туровскому (2005), в честь Купятицкой иконы Божией Матери (2007), акафист преподобной Манефе Гомельской (2007), тропари и кондаки священномученику Никифору Экзарху (2002), праведной Валентине Минской (2006), священномученику Николаю и исповеднику Владимиру Витебским (2007); в скобках указана дата первой публикации текстов.
[35] Большая подборка переводов богослужебных книг на английский язык (в том числе текстов Служебника и Часослова) опубликована на сайте прихода свят. Николая в Далласе, Техас, США.
[36] Первоиерарх Иларион: надо перевести молитвы на современный русский язык. // Комсомольская правда. Выпуск от 13 мая 2008 г.
[37] В первую очередь, это службы и акафисты новопрославленным святым: преподобным Оптинским старцам (1992), святителю Иоанну Шанхайскому (2001).
[38] Наиболее полное собрание богослужебных текстов авторства чтеца Исаака Ламбертсена представлено на Интернет-странице «Православная Англия».
[39] Они публикуются в его личном Интернет-блоге.
Tags: сложные вопросы: язык богослужения
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments