December 29th, 2008

  • floweth

О составе делегации на Поместный собор от одной зарубежной епархии РПЦ

Епархия представляет трех делегатов. Своеобразие положения в том, что на территории епархии есть лишь один монашествующий, декларирующий свою принадлежность РПЦ.

На первый взгляд все просто. Однако юрисдикционное положение монахини F достаточно сомнительно. Изложим факты. Collapse )

Из членов Епархиальной ассамблеи (специфика епархии - собрание постоянных представителей приходов, которые и будут выбирать делегатов на Собор) о монахине F слышало меньшинство, а лично общалось с ней пять, шесть человек. Реальное положение вещей касательно юрисдикции знает, видимо, один человек.

Ходят упорные слухи о том, что монахине F архиерей уже дал личное "добро" на участие в Соборе.

Члены Епархиальной ассамблеи (собрание назначено на начало января), будучи поставлены перед фактом безальтернативной кандидатуры единственного монашествующего, скорее всего не станут разбираться что к чему.

Вопрос 1. Достойно ли поступят члены Ассамблеи, осознающие свою ответственность, знающие положение вещей - и опасающиеся, что вероятный представитель Константинопольской Церкви получит возможность голосовать на Соборе Русской Церкви по самому важному вопросу ее текущей жизни, - смолчав на собрании? Есть, конечно, реальная возможность, что ничего сказать и не дадут, молниеносно закрыв вопрос. Ведь ожидается, что голосовать монахиня F будет согласно воле епархиального архиерея.

Вопрос 2. Если, паче чаяния, удастся объяснить собранию суть проблемы, и оно согласится с предложением не посылать монахиню F, как человека стороннего и сомнительного, на Собор, каковы могут быть "варианты"? Предложить избрать третьего делегата из достойных клириков и мирян? Или ограничиться двумя от данной епархии (подобно Италии и пр.)? Времени на согласование с Предсоборной комиссией нет и не будет.