Уставщик (ustavschik) wrote in ustav,
Уставщик
ustavschik
ustav

Церковное празднование Дня семьи

На днях до нашего прихода дошел циркуляр Святейшего о праздновании дня памяти свв. Петра и Февронии Муромских.

ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ
АЛЕКСИЙ
119034 Москва, Чистый пер., 5
«24» июня 2008 г.
№ 4585

Всем епархиальным Преосвященным, несущим свое служение в пределах Российской Федерации
8 июля 2008 года, в день памяти святых Петра и Февронии, Муромских чудотворцев, впервые в Российской Федерации будет отмечаться День семьи, любви и верности. Этот праздник призван содействовать утверждению в России высоких нравственных ценностей и укреплению института семьи.
В поддержку сего благого начинания прошу Вас благословить ежегодное торжественное празднование этого дня на приходах, вверенной Вам епархии. При этом на Божественной Литургии необходимо присовокупить к сугубой ектенье перед «Еще молимся о плодоносящих и добродеющих…» особые прошения:
Еще молимся о еже сохранити супружества рабов Твоих в мире и единомыслии, благочестии и чистоте, и даровати домашним церквам их несокрушимую крепость и преспеяние в любви нелицемерней.
(Господи помилуй, трижды)
Еще молимся о еже хранити людем Твоим заповедь Твою сию: еже Бог сочета, человек да не разлучает, и об отгнании от помышлений их всякаго малодушия, самолюбия и гордости.
(Господи помилуй, трижды)
Еще молимся о еже плодоносным быти людем Твоим, да исполнятся домы их всякия добродетели, и да явится народ наш многочисленным и благословение Твое наследуется в нем в род и род.
(Господи помилуй, трижды)
По окончании Божественной Литургии надлежит совершить молебен святым Петру и Февронии, а слово посвятить высокому призванию супружества, подвигу святых Петра и Февронии с возможным указанием других примеров истинно христианского отношения к семье и ее ценностям.
С любовью о Господе
+ Алексий
ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

То, что решение приурочить День семьи ко дню памяти именно свв. Петра и Февронии — идея, мягко выражаясь, несколько неудачная, уже было говорено. Попробую суммировать мной и не мной сказанное.

Первый аргумент — чисто пастырский, он уже был озвучен на «Диаконнике» о. Иоанном Реморовым: «А теперь нам придется всем объяснять, почему в День семьи категорически запрещено венчать». Можно ведь вспомнить о том, что день свщмч. Валентина Римлянина по восточному календарю (это 6/19 июля, если кто не знал) как раз оказывается вне многодневных постов (да и западная его память в наш Великий Пост «залезает» лишь иногда). Казалось бы — вот он, наш ответ «Валентайну»! Ан нет…
Поэтому сразу придется говорить о втором аргументе — житийном. Итак… При всей неоднозначности отношения исследователей к «Повести о Петре и Февронии» — это практически единственный (и уж точно самый известный) источник наших сведений о них. Поэтому, естественно, в первую очередь все кинутся читать именно этот памятник древнерусской литературы (и, естественно, его бесчисленные переложения). А что мы в этом памятнике можем прочесть именно о супружеской жизни свв. князей? Что св. Феврония принудила св. Петра жениться на себе (шантажом принудила, если уж называть вещи своими именами). Что св. Петр при первом же удобном случае (полностью поддержанный своими боярами) постарался сбагрить свою новобрачную жену куда подальше. Что выбор князя остался долговременным соблазном для его дружины и боярства и стал причиной (не основной, правда, но всё же причиной) кровавой междоусобицы в княжестве.
Конечно, в эту семейную историю вмешивается Промысел Божий: св. Петр, вразумленный болезнью, уже более не дерзает искушать Бога и принимает св. Февронию как супругу. Когда бояре позже поставили его перед выбором — жена или престол, он (после колебаний и раздумий) твердо выбирает жену (за что Господь явно вознаграждает их обоих). Хрестоматийной стала история об их взаимном обете умереть в один день и час (в день ангела св. Февронии, к чему бы это?), из-за чего княгиня-инокиня не дошила воздух.
Так что если и говорить о покровительстве, то — семьи уже сложившейся, крепкой, спаянной, если угодно, совместным терпением скорбей.
Летописи вообще не сообщают о детях св. четы (да и сами они умирают в иночестве), есть лишь житийные упоминания, что супруга Юрьевского князя св. Святослава Евдокия — дочь Петра и Февронии. Однако супружеская жизнь Юрьевских князей вряд ли может быть названа счастливой: в 1228 году (практически сразу после смерти тестя и тещи) Святослав и Евдокия развелись. Дети, Димитрий (Церковью он тоже прославлен во святых) и Болеслава, остались с отцом, а княгиня приняла постриг на родине, в муромском Борисоглебском монастыре. Житие св. Святослава утверждает, что дочь легендарных родителей так и не смогла жить в единодушии со своим мужем. Князь не стал неволить жену и отпустил ее в монастырь, дав богатый «выход». Св. Евангелие призывает нас судить любое дело «по плодам» (Матф. 7:17-18). И какие же плоды мы видим в жизни тех, на чью память нас призывают молиться о хранении заповеди о неразлучении сочетанного Богом, о многочисленности нашего народа и единомыслии супругов? Развод в семье (единственной?) дочери, причина развода — «не сошлись характерами», двое детей остались со своим святым отцом-одиночкой… На горькие раздумия наводит и дата их развода: неужели единственной причиной, всерьез державшей Евдокию в семье, была воля родителей, чья выпестованная искушениями верность друг другу стала легендой? И как только Господь призвал ее родителей к Себе, княгиня тут же уходит из семьи в монастырь.
Есть, наконец, и третий аргумент — миссионерский. Первый его аспект — свидетельство своим. Что скажут наши не(мало)воцерковленные при(за)хожане репродуктивного возраста, придя договариваться о венчании и получив в качестве подарка брошюру с житием и (конечно же!) акафистом таким святым покровителям семьи и брака? Ви таки думаете, що они после этого придут венчаться? А второй аспект — свидетельство внешним. Да не будет сочтено за паникерство, но я уже предчувствую публикации с лейтмотивом: «А вы подивитесь, люди добрые, каков у этих православных идеал семьи!» Зачем давать повод ищущим повода? Неужели в сонме святых, от века Богу угодивших, мало найдется гораздо более чистых семейных историй (и влюбленностей в том числе)? Разве нет благов. кн. Всеволода Владимирского, за многочадность прозванного «Большое Гнездо»? Его восемь сыновей стали родоначальниками 115-ти княжеских кланов, среди предков, потомков и ближайших родственников св. Всеволода — более сорока святых! Разве нет у нас Царственных страстотерпцев? Еще десятилетие назад о. Андрей Кураев писал, что многое можно поставить в упрек Царю-страстотерпцу, но его семейную жизнь не порицали даже злейшие недруги.
Супружеские пары в наших святцах есть и помимо свв. Петра и Февронии. Иоанн и Мария Устюжские (жена привела мужа к христианству, кстати), Сергий и Варвара Свирские (родители св. Александра), Кирилл и Мария Радонежские (в их потомстве, кроме св. Сергия — его брат, св. Стефан Московский с сыном св. Феодором Ростовским), Василий и Ирина Кашинские (родители св. Макария Калязинского)… А княжеские супружеские пары? Димитрий Донской и Евдокия, Александр Невский и Васса, Ярослав и Мария Владимирские, Довмонт и Мария Псковские, Олег и Евпраксия Рязанские… Это ведь только самые известные. Скажут мне, что имена их немы уже для нас. Ну и что? Верните их из забвения! Дайте святым Церкви Торжествующей послушание от Церкви странствующей: помолитесь! Испросите у Господа мир и единомыслие в семьях, подобный тому, что был в ваших! Разве не станут их жития (извлеченные из беспамятства) гораздо большим подспорьем для нынешних христиан, чем могло бы стать житие свв. Петра и Февронии? Почему бы не вспомнить легендарное терпение св. Моники? Муж — язычник, сын — сектант и прелюбодей, а они лишь плачет и молится. Соседи (и соседки!) диву давались, что Моника с Патрицием за всю жизнь ни разу не поссорились, хотя характер у мужа был далеко не сахарный. И результат — муж крестился незадолго до смерти, изумленный верой и терпением жены, а сын не только вернулся в церковную ограду, но Вселенским Собором впоследствие был возвеличен как мерило веры для всей Церкви!
Не в хулу и уничижение муромским подвижникам говорю я все это — говорю в надежде, что Церковь моя не будет посмеяна. В надежде, что слово, которое Священноначалие наше обращает к внешним, станет не будущим поношением нам же, а проповедью… Услыши ны, Боже, Спасителю наш!
Tags: агиология: почитание святых, богослужение: различные вопросы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments